ru/ en
OPEN JOINT-STOCK COMPANY CREATIVE PRODUCTION ASSOCIATION «GORKY FILM STUDIO», 1915
Russia, 129226, Moscow, S. Eisenstein Street, 8

Элла Архангельская: «Экспедиция – это всегда проверка на прочность»

Элла Архангельская: «Экспедиция – это всегда проверка на прочность»

5 ноября 2013 года в Риге закончились съемки второй полнометражной игровой картины известного режиссера-документалиста Георгия Параджанова под рабочим названием «С осенью в сердце» о великом клоуне и мастере пантомимы Леониде Енгибарове. Мы поговорили с продюсером картины Эллой Архангельской о том, как шла подготовка к экспедиции и насколько непросто было организовать и провести съемки на территории Латвии.

Корреспондент:
Как шла подготовка к проекту?

Элла Архангельская:

Сначала мы планировали снимать наш фильм тремя блоками, как и написано в сценарии: весна, лето и осень. История городская, действие происходит в 70-е, поэтому от съемок в Москве отказались сразу. Наши друзья из Латвии - компания «Mistrus Media» - предложили свои услуги. Мы согласились. Подготовительный период был насыщенным: провели кастинг, сформировали творческую группу, отобрали натуру. Но тут из Латвии нам сообщили новость, которая перевернула подготовку к проекту с ног на голову. Дело в том, что с 1 января Латвия переходит на денежный оборот в Евро, что повлекло бы за собой увеличение бюджета фильма минимум на 20%. Буквально за один день было принято решение - войти в съемочный период осенью 2013 года. То, что отбор актеров уже был закончен, конечно, помогло. Через две недели мы уже ехали в Ригу.
За эти 14 дней в Москве мы сделали почти невозможное - провели все организационные работы по подготовке к экспедиции. Теперь нам не страшны никакие границы, мы теперь специалисты по ввозу и вывозу профессионального кинооборудования, оформлению всякого рода таможенных документов. Не обошлось и без стрессовых ситуаций. Например, у нас была договоренность с латвийским гримером, но накануне первой смены со сложнейшим гримом она внезапно отказалась от участия в проекте. Оказалось, что девушка только что закончила фильм с американцами и была настолько истощена морально и физически, что не смогла продолжить работать. В тот же день, 10 октября, мы нашли Катю Савинову, прекрасного человека и специалиста, о чем сейчас я говорю с полной уверенностью. Латвийская сторона оформила ей визу за 2 часа! Катя в этот же день нашла и купила весь набор эксклюзивных материалов для работы. 11-го села в поезд и 12-го - прямо с корабля на бал - приехала на площадку и сделала великолепный грим Нодару. С ней обязательно будем продолжать работать, ведь теперь она стала частью нашей команды.

Корреспондент:
Расскажите о вашей съемочной группе. Сложно ли работать на территории другого государства?

Элла Архангельская:

У нас сложилась замечательная группа. Экспедиция - это всегда проверка на прочность. Мы все ее с честью выдержали. И следующий проект, даст Бог, будем снимать тем же составом. Всего в группе было 60 человек, из них 15 - это, так сказать, основной состав, который приехал из Москвы. Мы отлично сработались и получили уникальный новый опыт работы с европейцами, которые к тому же говорят по-русски.
Нас удивила и порадовала организация работы у латвийских коллег. Например, у них есть сотрудники, которые отвечают за оборудование и порядок на съемочной площадке. У нас при смене локации все ждут друг друга, собирают и загружают технику, переезжают на общем транспорте. У латышей же все происходит мобильнее: каждый отвечает за свой участок работы, многие пользуются личным транспортом. Приводить в порядок площадку остаются специальные люди, и группа на это время не тратит. У нас на объектах, где уже когда-то снимали до тебя, часто приходится слышать неприятные отзывы о коллегах, которые за собой не убрали, бросили, испортили, не вернули в том виде, в каком получили и т.д.
Когда погода была прохладная или дождливая, нам привозили тепловые пушки, специальные горелки, которые устанавливали в шатры. Никто не бегал греться в автобусы, теряя рабочее время. Большой шатер предоставлялся и для массовки. Всех артистов массовки, как и членов основной группы, кормили обедом. Интересно, что на площадке в буфете был большой выбор фруктов и овощей. По мнению латвийских коллег, такая еда держит человека в тонусе, в то время как печенье, баранки и чай усыпляют. Мы обратили внимание, что латвийские коллеги почти не пьют чай, предпочитают морковку и яблоки. Еще одна деталь - они не пользуются одноразовой посудой, каждому выдается индивидуальная подписанная термокружка. Вроде мелочь, но мусора на площадке намного меньше.
В Латвии все съемки на объектах идут с разрешения мэрии. Соответственно, все проходит строго в установленное время под контролем соответствующих структур, тогда как у нас до сих пор случаются нарушения вплоть до несанкционированных съемок. Недавно мои знакомые не могли выйти из метро к театру Гоголя, потому что сразу у выхода из перехода шли съемки, и администраторы просто перекрывали движение пешеходов в нужные им моменты. Скапливалась толпа, люди волновались и испытывали недовольство. А ведь это недопустимо.
Нас поразило, что мэр Риги не просто заинтересовался съемками, а попросил звонить ему лично в случае каких-либо затруднений. По его инициативе на площадку приезжали тележурналисты, пресса. Для латышей съемки были событием. Нам предложили сделать премьеру фильма в Риге, обещали предоставить лучший кинозал. Мы приятно удивлены столь теплым приемом и вниманием с их стороны. Я уж молчу о том, что многие латыши говорят по-русски, что значительно облегчало работу и дружеское общение.

Корреспондент:
Расскажите подробнее о том, из чего складывается бюджет проекта? Кто ваши партнеры?

Элла Архангельская:

Наш фильм снимается при поддержке Министерства Культуры, мы получили финансирование в этом году. В марте подали документы на конкурс. В лоте дебютного кино рассматривались заявки восьми компаний. Питчингов, как при получении субсидии, не было, но жюри оценивало проекты в двух турах по нескольким категориям. Приветствовалось, если дебютант уже имеет за плечами снятый фильм. Не скажу, что это была легкая победа.
Конечно, у нас есть и другие партнеры, так как грант Минкульта покрывает лишь 70% бюджета. Нашим партнером является «Мосфильм», на котором мы арендовали всю технику для съемок с большими скидками, в лабораториях киноконцерна сейчас проявляют и обрабатывают пленку, на которую снят наш фильм.

Корреспондент:
Вы довольны результатами работы?

Элла Архангельская:

Я, как продюсер, довольна тем, как прошел съемочный период. В Риге мы застали замечательную погоду: золотую осень. В сюжет картины органично вплелись и дождь, и даже ураган. Погода внесла в кадр новую атмосферу и настроение. Наш режиссер, Георгий Параджанов, планировал одну новеллу оставить на досъемки в Москве. Она о человеке, который «подстригает» фонтан. Режиссер видел ее «летней» и солнечной. После переговоров мы все-таки включили ее в текущий КПП. В этот день в Риге не останавливаясь шел дождь. Но он лишь усилил абсурдность и выразительность сцены. Во время дублей дождь перешел в ураган: срывало листья с деревьев, разлетались брызги фонтана. Природа была неуправляемой. На мой взгляд, эпизод будет впечатляющий. Мы еще в Риге смотрели отснятый и проявленный материал на большом экране в кинотеатре, и результат нам понравился.

Корреспондент:
Кого Вы видите своим будущим зрителем?

Элла Архангельская:

Мы снимаем авторское кино. И это четко понимаем. Также понимаем, что сегодняшняя молодежь нашего героя - Леонида Енгибарова - не помнит и не знает. Чего не скажешь о старшем поколении. Поэтому наш зритель - это думающая, чувствующая взрослая публика. Надеемся, что фильмом заинтересуются и кинофестивали. Многие любители кино посмотрели и высоко оценили первую картину Георгия Параджанова «Все ушли», режиссер объехал с ней множество кинематографических форумов. Мы надеемся, что наш фильм тоже ждут встречи с заинтересованными зрителями. Ведь на фестивальных просмотрах фильма «Все ушли» к Георгию постоянно подходили самые разные люди и спрашивали, почему такое кино не показывают в кинотеатрах их города. Мы приложим все усилия, чтобы исправить ситуацию.